Новости

Премьера под занавес

31 Май 2013

Автор — Данькова Валентина Васильевна

Подошёл к своему финалу 186 сезон Таганрогского театра имени А.П. Чехова. Можно было бы, как говорится, не напрягаясь, завершить его на автопилоте. Ведь, уже состоялись две премьеры.
Необычным оказался показ спектакля: «Страсти по Ромео, Like/Unlike», по мотивам произведения В. Шекспира «Ромео и Джульетта», поставленный под руководством Сергея Остренко, при поддержке гранта арт-агентства ArtUniverse» (Великобритания) в сотрудничестве с IUGTE (International University «Global Theatre Experience»).
Открыл «Дверь в смежную комнату» А. Эйкбурна режиссёр из Санкт-Петербурга Сергей Морозов – премьера спектакля, заставившая зрителя смеяться, пугаться и размышлять над жизнью персонажей и своей.
Однако под занавес творческому коллективу театра удалось представить на суд зрителя ещё одну премьеру: театральную фантазию «Прощальная гастроль князя К.» по повести Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон» в постановке режиссера Анатолия Морозова (Санкт-Петербург).

Поклонника классического театра нередко настораживает это: «по мотивам или по произведению». Его волнует вопрос, кто будет на сцене, классик или режиссёр-классик?

Премьера под занавес

 

 

На премьерном показе 25 мая их сомнения и переживания улеглись: действие развивалось почти в точности по повести, звучал очень выразительный текст Достоевского.

А в чём же тогда «фишка», не введены ли в заблуждение жаждущие радикального пересмотра ценностей?

И их умам, алчущим пока самим неизвестно чего, было чем утешить свою пытливость. Проявившееся в повести мастерство Достоевского-юмориста в использовании иронии, сарказма и гротеска, в спектакле возведено режиссёром А. Морозовым в фарс.

Кстати, возможность создания «водевильчика» по повести «Дядюшкин сон» высказывал и Ф.М. Достоевский.

А получилась трагикомедия, жанровый коктейль мелодрамы и фарса. Он оказался вполне жизнеспособным. Это особенно гармонично и ярко проявилось в виртуозно сыгранной сцене «откровений» Марии Александровны Москалёвой (актриса Татьяна Шабалдас) и Павла Александровича Мозглякова, сватающегося к её дочери (актёр Андрей Семёнов).

В ней Мария Александровна поведала свои тайные замыслы, отстоять интерес Павла Александровича, выдав дочь не за него, а за князя К. Этот блистательный дуэт технично и красиво продемонстрировал искусный переход от драмы к фарсу.

В маленькой повести Достоевский поднимает ряд серьёзных проблем, волнующих общество и сегодня. Хотя сам он считал, что, опасаясь цензуры, написал повесть «голубиного незлобия». Эти проблемы актуально прозвучали и в спектакле. Две из них – главные: проблемы стариков и молодых, их взаимоотношения.

Каково быть стариком, больным, немощным физически, и вместе с тем устремлённым навстречу возможного счастья, хоть мгновенного, хоть в «прощальной гастроли»?

Не понимая его болезни, над князем К. (заслуженный артист Сергей Герт) потешаются, издеваются, готовы сжить его со свету, упрятать в сумасшедший дом или женить. И хорошо, что, живя в своём ограниченном болезнью мирке, он почти не понимает этого.

Не лучше быть и молодым, жаждущим счастья, и сознавать, что в мире, которым правит золотой телец, продаётся всё, а средств на это «всё» нет. Несчастны гордая и умная Зина (актриса Наталья Краснянская) дочь Марии Александровны и её возлюбленный Вася, простой учитель, уверенный в своём необычайном поэтическом даровании (актёр Роман Пылаев).

И у Ф.М. Достоевского, и у режиссёра А. Морозова эти социальные проблемы поднимаются на уровень нравственно-философской – противостояния миров: личности и толпы.

Персонажей, подпадающих под понятие «личность» в спектакле не так и много. Например, князя К. трудно считать полноценной личностью. Ещё оставаясь субъектом отношений, он утратил вторую составляющую личности - сознательную деятельность.

Таким и создаёт его образ заслуженный артист РФ С. Герт, не выставляет пародией и не драматизирует: жизнь есть жизнь, со многими случается подобное в солидном возрасте. Вот этот его зыбкий мирок, где живут лишь тени воспоминаний, и противостоит тому страшному, готовому его уничтожить и, в конце концов, уничтожившему. И в те моменты, когда в этот мирок, врывается большой мир, что акцентируется музыкальной темой, проходящей через весь спектакль (композитор, народный артист РФ Григорий Гоберник) он пугается и от того, что несёт этот мир и от собственного отражения в зеркале.

Схематичен и в повести, и в спектакле образ Васи, назначение которого лишь в том, чтобы на его фоне ещё ярче предстала Зиночка.

Вот, собственно, только они, Зиночка и Мария Александровна, являясь частью толпы, происходящие из неё, на какое-то время противопоставляют свой личностный мир миру толпы, в неё же, в конечном итоге и возвращаются.

Кстати, игра актрис Н. Краснянской (Зина) и Т. Шабалдас (Мария Александровна), вероятно, по режиссёрскому замыслу и определила это самое: «по повести».

В повести у Зины – твёрдые убеждения, её понятия о нравственности категорически расходятся с понятиями Марии Александровны, она бескомпромиссный её антагонист.

В спектакле Зина, действительно ещё дитя, как её часто называет Мария Александровна. Она нуждается в теплоте семейных отношений. Как мотылёк к светильнику, тянется она к матери, ища понимания, поддержки, и, обжегшись в очередной раз, отторгает её.

Сложнейший образ Марии Александровны Москалёвой, женщины, которой приходится решать за всех все семейные проблемы, блистательно создаёт актриса Татьяна Шабалдас.

Её Москалёва красива, умна и элегантна, могла бы блистать в достойном обществе, быть добродетельной женой и матерью. Она искренне любит дочь и заботится о её судьбе, неподдельно сочувствует князю и, действительно желает ему добра... Но до поры. Обстоятельства складываются так, что её достоинства переходят в свою противоположность, и Москалёва уже мало чем отличается от мордасовских стервей.

«Толпа» и в повести, и в её сценической версии – это дамы города Мордасова. Их прозвища, которыми они награждают друг друга, говорят сами за себя: «приживалка», «проныра», «кадушка», «егоза». Застой мирка провинциальных городов порождает враждебные отношения, зависть, соперничество за первенство, вплоть до отчаянных потасовок, унижений и оскорблений.

Как и положено «толпе» эти дамы появляются в спектакле там, где нужно что-то подсмотреть и подслушать, унизить и растоптать. Очень удобно совать нос в чужие дела откуда-нибудь поблизости. И найдено интересное сценическое решение этой задачи: две боковые ложи у авансцены. Недремлющие глаза и уши начеку, а их хозяйки – в постоянной готовности сплетничать и подличать.

Представить мордасовских дам в спектакле как группу кордебалета, вероятно, единственно верное решение режиссёра, позволяющее не «утонуть» в тексте их сплетен, наговоров, тирад и вместе с тем полностью раскрыть их суть.

Художник по костюмам Ольга Быстрова создала для участниц кордебалета почти карнавальные сценические костюмы, удачно раскрывающие особенности их характеров. Танцевальные номера кордебалета, завершали сцены, проходящие на пике эмоционального напряжения, и поддерживались зрителями. Это и канкан с князем, и пластические танцы «скорби» с чёрными шарфами. (Танцы и пластика Татьяны Бойко и Марины Дрень)

Дамой, воплотившей и выразившей все гнусные пороки мордасовских жительниц, стала Софья Петровна Фарпухина, по кличке «полковница» (актриса Ольга Билинская). Это её чрезвычайно эксцентричной героине достались самые яркие вспышки зрительского восторга.

Премьера – результат творческого труда режиссёра и актёров – состоялась. Хочется пожелать спектаклю долгих лет полнокровной жизни.

Комментарии (0)